Нижневартовский район
Официальный сайт администрации
Ханты-Мансийский автономный округ - Югра

20 лет избирательной системе РФ

Избрание народных депутатов СССР в 1989 году от общественных организаций
Число депутатов от наиболее "весомых" общественных организаций было записано в Законе СССР "О выборах народных депутатов СССР". В соответствии с законом от КПСС и профсоюзов нужно было избрать по 100 депутатов, от ВЛКСМ, Комитета советских женщин и Всесоюзного совета ветеранов войны и труда – по 75 депутатов. Остальные квоты были распределены по группам общественных организаций; они сами должны были их разделить между собой, а в случае разногласий последнее слово было за Центризбиркомом.
20 декабря Центризбирком утвердил нормы представительства от каждой общественной организации. Кооперативным организациям закон предоставил 100 депутатских мест. Из них 58 мест получил Союзный совет колхозов, 40 – Союз потребительских обществ и 2 – Всесоюзное объединение рыболовецких колхозов.
75 мест было предоставлено объединениям научных работников. Из них 30 мест получила Академия наук СССР (совместно с 20 научными обществами и 8 ассоциациями), по 10 мест – Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук, Академия медицинских наук СССР (совместно с 40 научными медицинскими обществами) и Союз научных и инженерных обществ, по 5 мест – Академия педагогических наук СССР (совместно с Советской ассоциацией педагогов-исследователей), Академия художеств СССР и Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР).
Творческие союзы СССР, имевшие по закону также 75 мест, распределили их следующим образом: по 10 депутатов от Союза архитекторов, Союза журналистов, Союза кинематографистов, Союза композиторов, Союза писателей, Союза театральных деятелей и Союза художников и 5 депутатов от Союза дизайнеров.
Все остальные общественные организации тоже получили в сумме 75 мест. Они были поделены так: 15 мест получило Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту СССР (ДОСААФ); по 10 мест – Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР и Всесоюзное общество "Знание"; 7 мест – Советский фонд мира (совместно с 8 советскими комитетами, выступающими за мир, солидарность и международное сотрудничество); по 5 мест – Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (совместно с обществом "Родина"), Советский комитет защиты мира (совместно с Ассоциацией содействия ООН в СССР), Советский фонд культуры, Советский детский фонд, Советский фонд милосердия и здоровья; 3 места получили вместе все общественные спортивные организации СССР и по 1 месту – Всесоюзное добровольное общество борьбы за трезвость, Всесоюзное общество любителей книги, Всесоюзное общество друзей кино, Всесоюзное музыкальное общество и Всесоюзное общество филателистов.
Выдвижение кандидатов от общественных организаций происходило параллельно с выдвижением кандидатов в депутаты по территориальным и национально-территориальным округам. Этот процесс проходил в несколько этапов.
На первом этапе происходило широкое выдвижение кандидатов низовыми коллективами и местными органами общественных организаций. В результате число выдвинутых во много раз превысило количество мест. Например, от КПСС первоначально была выдвинута 31,5 тысяча кандидатур. Затем происходил отсев на районном, областном и республиканском уровнях. До пленумов соответствующих организаций дошло немногим более двух тысяч кандидатов.
Последнее слово в выдвижении было за пленумами. И тут для облегчения выбора руководство многих общественных организаций составило список рекомендованных кандидатур. Как и следовало ожидать, решающее значение имел именно этот список. Так, судя по всему, январский пленум ЦК КПСС принял безо всяких изменений список из 100 человек, подготовленный Политбюро. Союзный совет колхозов единогласно открытым голосованием выдвинул список из 58 кандидатур. Пленум ЦК ВЛКСМ выдвинул 100 кандидатов из 102, предложенных комиссией ЦК, добавив к ним всего лишь двоих. Аналогичным образом прошло выдвижение и на пленуме Всесоюзного центрального совета профсоюзов. А в ряде организаций (Всесоюзный совет ветеранов войны и труда, общество "Знание", Союз журналистов) пленумы пошли по пути дальнейшего сокращения центрального списка без значительных добавлений к нему.
В результате девять организаций (КПСС, Союзный совет колхозов, Союз потребительских обществ, ВОИР, Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами, Советский фонд милосердия и здоровья, Всесоюзное общество любителей книги, Всесоюзное музыкальное общество и Всесоюзное общество филателистов), имевших в сумме 216 мандатов, обошлись без альтернативных кандидатур. Еще у 15 организаций "избыток" кандидатов составил менее 20% (406 кандидатов на 365 мандатов). И лишь на 169 мандатов был сколько-нибудь серьезный конкурс (258 кандидатов).
Выборы народных депутатов от общественных организаций проходили раньше, чем выборы по территориальным и национально-территориальным округам. Первым своих депутатов 11 марта избрала ВОИР. Выборы должны были завершиться 23 марта конференцией научных обществ и ассоциаций при Академии наук СССР, но в некоторых организациях пришлось проводить повторные выборы.
В период подготовки выборов от общественных организаций произошло знаменательное событие: впервые орган государственной власти заставил ЦК КПСС отменить решение пленума, противоречащее закону. Пленум ЦК КПСС 10 января постановил провести голосование по выборам народных депутатов СССР на расширенном пленуме с участием руководителей республиканских и областных комитетов партии, а также министров и командующих военными округами, которые не входили в состав центральных органов КПСС. Однако закон разрешал участие в расширенных пленумах общественных организаций по выборам депутатов только представителей других выборных органов этих организаций. Центризбирком, рассмотрев предварительно намечавшийся список голосующих на расширенном пленуме ЦК КПСС, установил, что 35 (из примерно 700) участников пленума (ряд министров, руководителей отдельных ведомств и организаций, заместителей министра обороны СССР, командующих военными округами, группами войск и флотами) не могут принимать участие в голосовании, поскольку они не являются членами выборных партийных органов. ЦК КПСС вынужден был внести изменения в список голосующих.
На последнем этапе выдвижения кандидатов от общественных организаций и при выборах депутатов многие общественные организации столкнулись с тем же эффектом, что и участники окружных предвыборных собраний: если каждый участник собрания голосует меньше чем за половину от числа кандидатов, то избрано будет еще меньшее число. Поэтому в тех общественных организациях, где руководство само не производило отбор кандидатов, выдвижение оказалось трудным процессом. Так, в Союзе кинематографистов после первого тура голосования нужное число голосов набрали всего 2 кандидата, в Союзе театральных деятелей – 4, а в Союзе писателей (где на выдвижение претендовало 70 человек) нужное число голосов в первом туре не набрал ни один. В результате, например, Союзу кинематографистов и Союзу композиторов потребовалось пять туров для выдвижения, соответственно, 17 и 12 кандидатов на 10 мест.
Похожая ситуация возникла и при выборах депутатов. Единственной организацией, где число выдвинутых кандидатов больше чем вдвое превысило число мандатов, оказался Советский фонд мира (17 кандидатов на 7 мандатов). Это обстоятельство сыграло, очевидно, не последнюю роль в том, что на выборах 13 марта этой организации удалось выбрать лишь пятерых депутатов, оставив два мандата для повторных выборов.
Сложности иного рода возникали в том случае, когда число кандидатов меньше чем вдвое превышало число мандатов. В этой ситуации обычно количество кандидатов, преодолевших 50%-ный барьер, оказывалось большим, чем число мандатов. Так, кандидат от ВЛКСМ для того, чтобы быть избранным, должен был набрать 72% голосов, кандидат от профсоюзов – 64%, кандидат от женских советов – 73%, а кандидат от ДОСААФ – 80%.
В такой ситуации обычно больше всего голосов против получают самые известные и самые активные кандидаты. Например, при выборах депутатов от КПСС среди 15 кандидатов, получивших больше всех голосов против, оказался весь секретариат ЦК партии (кроме О.Д. Бакланова), включая и М.С. Горбачева, двое известных академиков (Л.И. Абалкин и Е.М. Примаков), а также два популярных писателя (Ч. Айтматов и Д.А. Гранин) и один популярный артист (М.А. Ульянов) – все пятеро к тому же крупные общественные деятели. Так что понятной становится предусмотрительность январского пленума ЦК КПСС, оставившего в списке ровно 100 кандидатур: выдвини партия, скажем, 115 кандидатов, и избрание Горбачева оказалось бы под угрозой, а уж многие из секретарей ЦК КПСС, несомненно, оказались бы неизбранными.
Для примера можно сослаться на выборы от профсоюзов: из 14 кандидатов, оказавшихся "за чертой", один зам. председателя ВЦСПС, пять председателей ЦК отраслевых союзов, два председателя республиканских советов профсоюзов и два председателя республиканских отраслевых комитетов. Не думаю, что все это произошло из-за особой нелюбви профсоюзного актива к начальству. Просто кого-то нужно было вычеркнуть, а как это сделать, если кандидатов 114 и о большей части из них практически ничего не известно?!
Комсомольцы, кроме первого секретаря ЦК ВЛКСМ, не выдвинули ни одного работника центрального, республиканского или областного аппарата. При анализе выборов от комсомола обнаружилась другая тенденция: из 23 кандидатов от ВЛКСМ, оставшихся "за чертой", 13 – представители студенческой, научной и творческой молодежи, в то время как среди 75 избранных лишь 7 представителей этой категории. Аналогичная ситуация и с выборами от женских организаций: из пяти кандидатов, не прошедших в депутаты на пленуме Комитета советских женщин, четверо ученых и одна художница, а среди 75 избранных – 9 ученых и 8 творческих работников.
Наиболее драматично проходили выборы народных депутатов СССР от Академии наук СССР. Первоначально 30 выделенных Академии мест были поделены так: 25 мест самой Академии и 5 мест научным обществам при Академии. 18 января расширенный пленум президиума АН СССР проводил выдвижение кандидатов. Всего академическими институтами было выдвинуто 130 кандидатур.
"Только началось заседание, возникла проблема – как конкретно осуществлять процедуру выдвижения. Поступило предложение рассматривать каждую из 130 кандидатур отдельно, – писал А.Г. Давыдов в газете "Известия". – Против такого подхода высказался академик А. Сахаров, который призвал полностью поддержать рекомендации научных коллективов и голосовать за список в целом. Продолжительная дискуссия привела к компромиссному решению: кандидатуры обсуждать только в случае несогласия, голосование провести тайное, выдвинутыми считать кандидатов, набравших более половины голосов. Если же участник заседания не знает рекомендуемого – условились оставлять в силе мнение коллектива, оказавшего доверие. Однако, как показал подсчет голосов, договоренность эта была нарушена".
Очевидно, сказалась и та закономерность голосования, о которой шла речь выше. В результате необходимое большинство голосов набрали всего 23 претендента. То есть кандидатов оказалось меньше, чем мандатов. Среди тех, кто не прошел – известные ученые и публицисты А.Г. Аганбегян, П.Г. Бунич, Ю.Ф. Карякин, Г.С. Лисичкин, Д.С. Лихачев, Г.Х. Попов, Н.П. Шмелев. Но особенное возмущение общественности вызвал тот факт, что "за чертой" остался А.Д. Сахаров, которого выдвинули около 60 институтов.
Пленум имел возможность провести второй тур голосования для выдвижения дополнительных кандидатур, но академики пошли по другому пути. Для того, чтобы число мандатов было больше, чем число кандидатов, было решено передать дополнительно 5 мест научным обществам и ассоциациям при Академии. Таким образом, научные общества выбирали 10 депутатов, а АН СССР – 20.
Общественность научных институтов создала межинститутскую координационную инициативную группу "За демократические выборы от АН СССР" (превратившуюся впоследствии в Клуб избирателей АН). Эта группа провела 2 февраля перед зданием Президиума АН СССР митинг протеста, в котором приняло участие около трех тысяч представителей академических институтов. Одним из требований собравшихся было – пересмотреть состав выдвинутых Академией кандидатов с учетом мнений научных институтов. Следует отметить, что перипетии выборов от Академии наук во многом способствовали усилению политической активности москвичей.
Острые дебаты развернулись 21 марта на сессии общего собрания Академии наук СССР, в которой участвовали избранные представители научных институтов. Многие участники собрания призывали вычеркивать всех кандидатов для того, чтобы можно было заново провести выдвижение и выборы. В голосовании участвовало 724 члена Академии и 554 делегата от институтов. В результате голосования только 8 кандидатов было избрано депутатами. Судьбу оставшихся 12 мест должны были решить повторные выборы. В последний день сессии, 22 марта, участники собрания выдвинули 142 кандидатуры. Было принято решение, что отбором кандидатур для выдвижения займется не расширенный состав президиума, а собственно президиум. Была сформирована новая избирательная комиссия во главе с академиком А.А. Гончаром.
Новая избирательная комиссия, руководствуясь решением мартовской сессии, разослала запросы в академические институты с просьбой провести собрания и определить, кого из выдвинутых на этой сессии кандидатов поддерживает общественность. В результате опроса был составлен рейтинг, верхние строчки которого занимали А.Д. Сахаров, Р.З. Сагдеев, Н.П. Шмелев и Ю.Ф. Карякин.
В начале апреля президиум АН СССР выдвинул 28 кандидатов – 12 из списка с наивысшим рейтингом, 8 кандидатов, забаллотированных в марте, плюс еще 4 по своей инициативе (в том числе Г.А. Арбатова, не прошедшего от Советского комитета защиты мира, и В.К. Шумного, не прошедшего от Союза научных и инженерных обществ). Трое из выдвинутых не дали согласие баллотироваться, еще один (С.С. Шаталин) снял свою кандидатуру накануне дня голосования. Таким образом, на 12 мандатов претендовало 24 кандидата. Выборы состоялись 20 апреля. Из 900 членов Академии в голосовании участвовало 668, из 446 представителей научных институтов – 433. Больше половины голосов набрали 13 кандидатов; последний из них остался "за чертой".
В отличие от первого тура выборов, среди кандидатов преобладали не руководители Академии и академических институтов, а люди, известные своей гражданской позицией. Пять кандидатов не являлись академиками или членами-корреспондентами. И все пятеро (В.В. Иванов, Ю.Ф. Карякин, Г.С. Лисичкин, Н.П. Шмелев, А.М. Яковлев) были избраны депутатами. Депутатами от Академии стали также академики Г.А. Арбатов, В.Л. Гинзбург, Р.З. Сагдеев и А.Д. Сахаров и члены–корреспонденты С.С. Аверинцев, П.Г. Бунич и Н.Я. Петраков.
Оценивая общие итоги выборов от общественных организаций, многие отмечали, что именно через эти выборы депутатские мандаты получил ряд активных деятелей перестройки. Действительно, можно вспомнить, что от КПСС были избраны Л.И. Абалкин, Т.Е. Абуладзе, Ч. Айтматов, Д.А. Гранин, И.Д. Лаптев, М.А. Ульянов, С.Н. Федоров, от АН СССР – П.Г. Бунич, Ю.Ф. Карякин, А.Д. Сахаров, Н.П. Шмелев, от научных обществ и ассоциаций при АН СССР – Н.Н. Воронцов, Т.И. Заславская, от Академии сельскохозяйственных наук – В.А. Тихонов, от Союза научных и инженерных обществ – Г.Х. Попов, от Союза кинематографистов – А.М. Адамович, Б.Л. Васильев, Е.В. Яковлев, от Союза писателей – В.В. Быков, С.П. Залыгин, от Советского фонда культуры – Д.С. Лихачев, от Советского комитета защиты мира – А.А. Ананьев. Однако неверно утверждать, как это сделал А.А. Собчак в своей книге "Хождение во власть", что "известные всей стране люди – Андрей Сахаров, Дмитрий Лихачев, Алесь Адамович, Егор Яковлев, Гавриил Попов и многие другие попали в парламент лишь благодаря такой недемократичности избирательной системы". Так, кандидатура Сахарова прошла в Москве через сито двух окружных предвыборных собраний, и если бы Сахаров дал согласие баллотироваться по одному из этих округов, шансы на его победу были бы почти стопроцентные. Но Андрей Дмитриевич предпочел баллотироваться от АН СССР, прекрасно понимая недемократичность этой системы (о чем свидетельствует его выступление на сессии Верховного Совета СССР 24 октября 1989 г.) – не потому, что не доверял избирателям Москвы, а с целью способствовать демократизации в Академии наук.
С другой стороны, от территориальных и национально-территориальных округов были избраны депутатами Е.А. Евтушенко и В.А. Коротич, которые не смогли стать даже кандидатами от Союза писателей. На выборах от Союза журналистов потерпели поражение такие известные журналисты как А.Е. Бовин и О.Р. Лацис.
Ситуация с избранием народными депутатами СССР писателей наглядно демонстрирует несостоятельность идеи о том, что выборы от общественных организаций должны были обеспечить широкое представительство различных слоев советского общества. Законодатели и Центризбирком отвели Союзу писателей всего 10 депутатских мест. Но оказалось, что роль писателей в советском обществе избиратели оценивают по-другому. Еще 17 писателей были избраны от других общественных организаций. А большая часть писателей оказалась выбранной от населения: 10 от территориальных и 22 от национально-территориальных округов.
Интересно также то, что при выборах депутатов от общественных организаций не удалось обеспечить достаточно широкого представительства республик и других национальных территорий. Число депутатов от общественных организаций, проживающих на территории РСФСР (454), оказалось даже большим, чем число территориальных округов, принадлежащих к Российской Федерации (403). При этом среди депутатов от общественных организаций оказалось 174 москвича, то есть 23%.